§ 102-111

Рассказы о ростовской истории

  Михаил Сударушкин

7. Праведники и подвижники

102 На многовековом пути становления Российского государства Ростовская земля находилась в центре ключевых событий русской истории, многие замечательные ростовцы оставили в ней памятный след. Были среди ростовцев богатыри, о которых складывали легенды и предания; князья, боровшиеся за величие Руси; деятели православной церкви, словом и делом служившие укреплению Отечества. В книге «Описание Ростова Великого» А.А.Титов посвятил местным деятелям церкви отдельную главу, открыв ее следующими словами: «Кроме своей древности, Ростов дорог каждому русскому и по своей святости. Целый ряд великих подвижников, прославившихся при жизни своими деяниями, а по смерти – своими чудесами, хранит доныне Ростов Великий в стенах своих древних храмов и монастырей».

103 И далее А.А.Титов дает краткие сведения о наиболее достойных ростовских епископах. В этом списке нет самых первых епископов – Феодора и Иллариона. Но они есть в «Летописи о ростовских архиереях» (СПБ, 1860), составленной ярославским архиепископом Нилом, явно использовавшим список, принадлежавший перу Димитрия Ростовского: «Феодор и Илларион, с 992 г . Современники равноапостольного князя Владимира, видевшие благодатное озарение земли Русской светом православной веры. Быв родом греки, оба пастыри сии недолго оставались в стране чуждой для них: они удалились восвояси. После них юна ростовская церковь сиротствовала более 80 лет».

104 Здесь не сказано, почему Феодор и Илларион так быстро «удалились восвояси», но ясно, что это было напрямую связано с языческим сопротивлением. Доказательства тому находим в изложенной А.А.Титовым биографии Леонтия: «Он был одним из первых ростовских епископов, так как прибыл в Ростов около 1051 г ., следовательно, немного времени спустя после крещения ростовцев св. кн. Владимиром. Язычников в то время в Ростове было больше, чем христиан; и вот св. Леонтий начал неверующих в Христа жителей обращать в христианство, что язычникам не понравилось, и они выгнали святителя из города. Тогда он ушел на то место, где стоит теперь Яковлевский монастырь, – бывшее тогда совершенно пустынным, и построил тут церковь Архангела Михаила; но вскоре возвратился в город и снова стал проповедовать жителям веру Христову, за что около 1073 г . и был убит язычниками... Предание живое, переходящее из уст в уста, говорит, что св. Леонтий привлекал к себе детей язычников ласками и сладким коливом (кутьей), варимым для них. Существовала и легенда о ростовском жреце Киче, который долгое время вел борьбу со св. Леонтием, а потом был им обращен в христианство под именем Петра».

105 Из «Летописи ростовских архиереев» узнаем, что Леонтий был «из иноков Киево-Печерской обители, пасторское служение начал в год смерти великого князя Ярослава, а окончил оное мученическою от ростовцев смертью в 1070 году».

106 Если поверить «Повести временных лет», то восстание ростовцев состоялось в следующем, в 1071 году, но и эта дата, как считают исследователи, определена не окончательно. Сейчас для нас важно другое: как имя Леонтия отразилось в ростовских преданиях и топонимах.

107 Мы уже называли топонимы Кильгино и Мосейцево, образование которых предания связывают с именами Леонтия и языческого жреца Кича. Название села Астрюково, опять-таки по преданию, донесло до нас имя убийцы Леонтия. Но где произошло само убийство? Топонимическое предание отвечает и на этот вопрос – в деревне Левково на берегу реки Устье, куда бежал епископ от восставших язычников; якобы деревня названа так по имени Леонтия (Левонтия), который именно здесь сладкой кутьей и христианскими проповедями привлекал к себе детей язычников.

108 В конце XII столетия было написано «Сказание о Леонтии Ростовском», где подробно и эмоционально описан его миссионерский подвиг, а в начале сообщается несколько биографических сведений: «Сей блаженный был рожден и воспитан в Царьграде. Русский же и мерянский язык знал хорошо. Книги русские и греческие умел искусно толковать. С юных лет оставил мир и был черноризцем чудным. За многие же его добродетели поставлен в Ростов епископом. Прежде бывшие тут епископы Феодор и Иларион бежали, не стерпев враждебности к ним ростовцев».

109 Здесь интересно свидетельство, что Леонтий хорошо знал мерянский язык, ныне исчезнувший. В книге О.Б.Ткаченко «Мерянский язык» (Киев, 1985) утверждается даже, что он перевел на мерянский язык греческие богослужебные книги. Видимо, время и многочисленные пожары уничтожили их. Об одном из таких пожаров сообщается и в «Сказании о Леонтии Ростовском»: «По божью повелению загорелся город Ростов, и церковь сгорела святой Богородицы. И повелел благоверный и богохранимый князь Андрей сын Юрьев, внук Владимира, создать каменную церковь на месте погоревшей церкви. И начали копать рвы, и нашли множество мертвых, среди них блаженного Исайю». Произошло это событие в 1164 году. Тогда же был найден и гроб Леонтия: «И люди были поражены, когда, открыв гроб, увидели его лицо, как свет, и в ризы как будто вчера он был облачен». Узнав об этом чуде, Андрей Боголюбский прислал в Ростов каменную гробницу для Леонтия.

110 Исайя (Исаия) – следующий ростовский епископ. Из «Летописи о ростовских архиереях» узнаем, что Исаия был современник Всеволоду I Ярославичу, происходил из иноков, подвизавшихся под руководством греческих чудотворцев Антония и Феодосия. А.А.Титов добавляет к этому: «После Леонтия прибыл в Ростов епископ Исаия ( 1078 г .). Он управлял епархией 11 лет и в это время успел обратить в христианство почти всех жителей Ростова. Он преставился в 1090 г . и был похоронен в (Успенском) соборе».

111 Это замечание, что Исаия крестил «почти всех жителей Ростова», вроде бы позволяет предположить, что после восстания волхвов в 1071 году активных приверженцев язычества в Ростовской земле осталось немного, однако жизнеописания последующих ростовских епископов опровергает это предположение.

наверх

Исчезнувшее Свидетельство

left
Система Orphus