§ 204-213

Рассказы о ростовской истории

  Михаил Сударушкин

11. Последний взлет Ростова

204 После смерти Андрея Боголюбского усилилась борьба между городами за великое княжение. Активное, если не ведущее участие приняли в ней ростовские бояре. На владимирский престол сел Всеволод (1177–1212), сын Юрия Долгорукого. В 1178 году ростовские бояре совместно с рязанскими князьями пытались разгромить Владимир, но потерпели поражение. Однако, как пишет Ю.А.Лимонов, «Ростов продолжал претендовать на первенство».

205 Последний взлет Ростова связан с именем князя Константина – сына Всеволода Большое Гнездо. В Лаврентьевской летописи под 1207 годом сообщается об освещении церкви святого Михаила, которое Константин использовал, чтобы заручиться поддержкой горожан и получить Ростов в удел. И замысел удался, ростовцы поддержали Константина: «Тое же зимы посла великыи сына своего опять Святослава Новугороду на княженье, а Костянтина остави у собе, и да ему Ростов, и инех 5 городов да ему к Ростову».

206 Страшный пожар 1211 года уничтожил почти весь Ростов, но и после этого бедствия Константин не отказался от ростовского княжения: «Костянтин же христолюбивый благоверныи князь, сын Всеволожь, тогда бе в Володимери у отца слышав беду створшююся на граде его, и на святех церквах, и еха скоро Ростову, и видев печаль бывшюю мужем Ростовьскым утеши я глаголя: «Бог да, Бог взя, яко Господи изволися тако и бысть, буди имя Господне благословенно от ныне и до века», – сообщает летописец.

207 В том же 1211 году произошел конфликт между Всеволодом и Константином, послуживший в конечном итоге причиной Липицкой битвы. Вот как написано об этом в Московском летописном своде 1480 года: «Того же лета посла князь великии Всеволод по сына своего Костянтина в Ростов, дая ему по своем животе Володимерь, а Ростов Юрью дая. Он же не еха к отцу своему во Володимерь, хотя взяти Володимерь к Ростову; он же посла по него вторицею зова и к собе; и тако пакы не иде к отцю своему, но хотяше Володимеря к Ростову. Князь же великы Всеволод, созва всех бояр своих с городов и c волостеи, епископа Иоана и игумены, попы и купце, дворяны и вси люди, и целоваша вси людие на Юрьи; приказа же ему и братию свою. Костянтин же слышев то и вздвиже брови собе с гневом на братию свою, паче же на Георгиа». В переводе на современный язык этот рассказ звучит коротко так: Всеволод послал за своим старшим сыном Константином, чтобы после его смерти тот взял Владимир, а Ростов – Юрий. Но Константин выдвинул собственные требования: присоединить Владимир к Ростовскому княжеству. Двукратное приглашение Всеволода было отвергнуто Константином, упорно стремившимся поставить Ростов, в котором он «сидел» уже несколько лет, над Владимиром. В результате преемником великого князя был признан Юрий.

208 Вряд ли только упрямством была вызвана позиция Константина. Вспомним: это был князь-книжник, то есть человек, хорошо знавший русскую историю, в которой Ростов когда-то занимал первенствующее положение. Он просто хотел восстановить историческую справедливость, за что и поддерживали его ростовские бояре и ростовская дружина во главе с легендарным Александром Поповичем. Мы уже упоминали Тверской сборник, в который вошел Ростовский летописный свод. В нем так сказано о ростовском богатыре и его дружине: «Ведомо ж да будет, яко Александр храбрый глаголемый Попович от ростовских житель и слуга у него именем Тороп, прочих же храбрых того же града семьдесят».

209 Только Юрий начал княжить во Владимире, как летопись сообщает: «Святослав князь иде в Ростов к брату своему Костянтину. А Костянтин нача рать замышляти на Георгиа, хотя под ним взяти Володимер. Георгии же он хотя его к собе пустити иде на нь с братиею с Ярославом, Володимером и Иоаном, и бывшим им у Ростова, и ту умирившеся крест целоваша межи собою, и раззидошяся кыиждо восвояси».

210 Но вскоре борьба возобновилась. Вот как пишет об этом Ю.А.Лимонов:«Владимир Всеволодович перебежал на сторону Константина. Святослав ушел от Константина к Юрию. Владимир переметнулся к Константину. Он за это получил Москву, которая, видимо, входила в юрисдикцию ростовского князя. Святослав сел в Юрьеве Польском. Не прошло и года, как междоусобица вcпыхнула с новой силой. Юрий, собрав свои войска и войска Ярослава, Святослава, Иоанна и Давыда Муромского, подошел к Ростову. Здесь вспыхнула ожесточенная битва, противники бились на р. Идше (Ишне?), разорили и сожгли в округе все села. Ростовские войска напали на Кострому, владения Юрия, «пожже ю всю, а люди изъимаша». Противники с трудом умирились. Непрочный мир владимиро-суздальских князей нарушил в 1216 г. «возмутитель спокойствия» Ярослав Всеволодович. «Заратившись» с новгородцами и собственным тестем Мстиславом Удалым и Владимиром псковским, он ухитрился втянуть в эту первоначально «домашнюю склоку» старшего брата Юрия. Естественно, против последнего выступил Константин с Ростовом. Несмотря на численность войск, Юрий и Ярослав потерпели поражение при р. Липице, близ Юрьева Польского».

211 В сообщении о битве летописец упомянул и Александра Поповича, видимо, сыгравшего свою роль в победе: «В лето 6725 бысть бой князю Юрью Всеволодичю с князем Костянтином с Ростовским на реце на Где, и поможе Бог князю Костянтину Всеволодичю, брату старейшюму, и правда его же пришла. А были с ним два храбра: Добрыня Золотыи Пояс до Александро Попович с своим слугою Торопом». Константин сел на княжение во Владимире, но «Ростов так и не стал столицей», – пишет Ю.А.Лимонов.

212 Последнее замечание представляется весьма важным – значит, Константин мечтал опять сделать Ростов столицей, но этого не случилось, вместо объединения русская земля продолжала дробиться на куски. Через год после Липицкой битвы и занятия владимирского стола «посла Костянтин Всеволодович по брата своего Георгия на Городец» и сказал ему: «По моем животе Володимер тобе, а ныне поиди в Суздаль», т.е. после своей смерти Константин завещал Владимир Юрию, что позднее и произошло. Перед самой своей смертью «великий князь Костянтин посла сына своего стареишего Василька на стол Ростову, а Всеволода на Ярославль».

213 Константин умер в 1218 году. В тот же год Александр Попович собрал своих дружинников под Ростовом, в месте, «что обрыт под Гремячим колодезем на реце Где, иже и ныне той соп стоит пуст», на совет, что дальше делать – наверняка, став великим князем, вспомнит Юрий Владимирович, кому он был обязан своему поражению в Липицкой битве. Летописец так напишет об этой встрече ростовских дружинников: «Той же Александр совет сотвори с прежреченными своими храбрыми, бояся служити князью Юрью – аще мщение сотворит, еже на боях ему сопротивни быша; аще разъедемся по разным княжениям, то сами меж себя побаемся и неволею, понеже меж князей несогласие. И тако задумавше, отъехаша служити в Киев».

наверх

Исчезнувшее Свидетельство

left
Система Orphus