§ 296-305

Рассказы о ростовской истории

  Михаил Сударушкин

16. Древнерусские писатели-ростовцы

296 История не сохранила имена авторов древних ростовских преданий о языческих богах и волхвах-проповедниках, имена первых ростовских летописцев и первых писателей, создавших жития Леонтия, Авраамия и Иакова, проникнутых высокой поэзией и гражданственностью. Но сам факт существования этих произведений говорит об уникальности истории Ростовского края, о древнейших корнях его культуры.

297 Мы уже говорили о возможной причастности Марьи Черниговской к судьбе «Слова о полку Игореве», которое могло заинтересовать ее и как читательницу, и как летописца. Но есть еще одно произведение древней русской литературы, к которому могла быть причастна Марья Черниговская. Его называли маленькой «Илиадой», воспевающим Отечество солнечным гимном, единственным на протяжении столетий памятником литературы, в центре которого не отдельная личность, а целое государство. Это – «Слово о погибели Русской земли», начинающееся так: «О, светло светлая и прекрасно украшенная, земля Русская! Многими красотами прославлена ты: озерами многими славишься, реками и источниками местночтимыми, горами, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми полями, дивными зверями, разнообразными птицами, бесчисленными городами великими, селениями славными, садами монастырскими, храмами божьими и князьями грозными, боярами честными, вельможами многими. Всем ты преисполнена, земля Русская, о правоверная вера христианская!»

298 Исследователи считают, что это произведение было создано между 1238 годом, когда началось татарское нашествие, и 1246 годом, когда умер упомянутый в нем великий князь владимирский Ярослав Всеволодович; вероятное место написания – княжеский Владимир. Но так ли это? Как мы уже говорили выше, после Ситской битвы общерусское летописание перешло к Ростову. Не была ли автором этого светлого, поэтического произведения, в котором звучит нежная любовь к родине, Марья Черниговская? Знатоки древнерусской литературы отмечают, что его отдельные образы и стилистические приемы близки «Слову о полку Игореве». Некоторые даже высказывали предположение, что это – одна из глав полного списка «Слова о полку Игореве». В данном случае нам важно другое: не здесь ли, в Ростове Великом, с его глубинными корнями истории и культуры, встретились эти гениальные произведения древнерусской литературы о нашем героическом и трагическом прошлом?

299 Как уже отмечалось, в исторической науке существует предположение, что прототипом былинного богатыря Алеши Поповича стало реальное историческое лицо – ростовский воин Александр Попович. После смерти князя-книжника Константина, много сделавшего для укрепления Ростовского княжества, Александр Попович ушел со своей дружиной из Ростова в Киев и погиб в 1223 году в битве с татарами на реке Калке. «Повесть о битве на реке Калке» – так называется произведение древнерусской литературы, вошедшее в состав Тверской летописи. Его открывает рассказ об Александре Поповиче, созданный, по мнению академика Д.С.Лихачева, на основе ростовских народных преданий о богатыре Алеше Поповиче.

300 По заданию московского князя Ивана Калиты ростовский епископ Прохор в 1327 году написал «Житие митрополита Петра», о котором историк В.О.Ключевский сказал: «Цель жития – наглядно, на отдельном существовании, показать, что все, что требует от нас заповедь, не только исполнимо, но не раз и исполнялось, стало быть, обязательно для совести». Кроме того, это житие служило политической цели – усилению роли Москвы для объединения вокруг нее всех русских земель.

301 Вдохновителем Куликовской битвы по праву называют Сергия Радонежского – уроженца села Варницы под Ростовом, создателя знаменитой Троице-Сергиевой Лавры. Его житие написал Епифаний Премудрый, имя которого мы уже упоминали выше. Напомним еще раз, что он учился в Ростовском Григорьевском затворе, обладавшем богатейшей по тем временам библиотекой. В книге «Описание Ростова Великого» А.А.Титов писал: «О начале и последующем существовании Григорьевского монастыря почти ничего не известно; знаем только, что он существовал задолго до XIV века и славился ученостью своих монахов и библиотекой; здесь изучали богословие, греческий и латинский языки; здесь при богослужении на клиросах пели по-гречески и по-русски».

302 Выпускником Григорьевского затвора был известный церковный просветитель, создатель зырянской письменности Стефан Пермский, житие которого тоже было написано Епифанием Премудрым – одним из первых русских профессиональных писателей, со своим оригинальным стилем «плетения словес».

303 Известно, что около 1370 года Епифаний Премудрый совершил паломничество в Святую землю. После 1380 года был иноком Троице-Сергиева монастыря, позднее, вероятно, переселился в Москву. Кроме «Слова о житии и учении Стефана Пермского» и «Похвального слова и жития Сергия Радонежского» его перу принадлежит «Послание иеромонаха Епифания к некоему другу своему Кириллу», где дана высокая оценка деятельности художника Феофана Грека, которого хорошо знал Епифаний. По мнению А.В.Соловьева, Епифаний Премудрый был автором «Слова о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя Руського». Как отмечали исследователи древнерусской литературы, произведения Епифания Премудрого содержат в себе множество ценных исторических и этнографических сведений о его времени. Что касается разработанного им стиля «плетения словес», то он значительно обогатил древнерусский литературный язык, сделал его более ярким и выразительным.

304 После Куликовской битвы пройдет еще сто лет, прежде чем зависимость Руси от Орды будет ликвидирована окончательно. Читаем в летописи: «В лето 1480 безбожный царь Ахмат Большой Орды пошел на православное христианство, на Русь, на святые церкви и на великого князя, похваляясь пленить все православие и самого великого князя взять, как при Батые было». Русские и татарские войска встретились на реке Угре – левом притоке Оки. Великий князь Иван III «слышал злых человек-сребролюбцев, богатых и брюхатых, предателей христианских, угодников басурманских, которые советовали государю на зло христианское: «Пойди прочь, не можешь с ним стать на бой». Сам дьявол их устами глаголил».

305 И в этот критический момент Ивану III пришло послание Вассиана Рыло, архиепископа Ростовского: «Дошло до слуха нашего, что прежние твои злые советники не перестают шептать в ухо твое лживые слова и советуют тебе не противиться супостатам. Молюся твоей державе, не слушай такого их совета. Что советуют те льстецы, мнящие, что они христиане? Повергнуть щиты свои и не сопротивляться окаянным сыроядцам? Продав свое отечество, как бегунам скитаться по иным странам?..» Гневные слова архиепископа возымели действие, русские войска не дрогнули, «а на царя Ахмата нашел страх от бога, и побежал он, никем не гонимый, от Угры».

наверх

Исчезнувшее Свидетельство

left
Система Orphus