§ 84-93

Ростов Великий и древнерусская литература

  Борис Сударушкин

3. Епифаний Премудрый

84 История не сохранила имена авторов древних ростовских преданий о языческих богах и волхвах-проповедниках, первых ростовских летописцев и первых писателей, создавших жития Леонтия, Авраамия и Иакова, проникнутых высокой поэзией и гражданственностью. Но сам факт существования этих произведений говорит об уникальности истории Ростовского края, о древнейших корнях его культуры.

85 Как уже отмечалось, существует предположение, что прототипом былинного богатыря Алеши Поповича стало реальное историческое лицо – ростовский воин Александр Попович. После смерти князя-книжника Константина, много сделавшего для укрепления Ростовского княжества, Александр Попович ушел со своей дружиной из Ростова в Киев и погиб в 1223 году в битве с татарами на реке Калке.

86 «Повесть о битве на реке Калке» – так называется произведение древнерусской литературы, вошедшее в состав Тверской летописи. Его открывает рассказ об Александре Поповиче, созданный, по мнению академика Д.С.Лихачева, на основе ростовских народных преданий о богатыре Алеше Поповиче. Но было высказано и другое предположение – что реально существовал и Алеша Попович, и Александр Попович, жившие в разные эпохи, но оба оставившие яркий след в человеческой памяти.

87 По заданию московского князя Ивана Калиты ростовский епископ Прохор в 1327 году написал «Житие митрополита Петра», о котором историк В.О.Ключевский сказал: «Цель жития – наглядно, на отдельном существовании, показать, что все, что требует от нас заповедь, не только исполнимо, но не раз и исполнялось, стало быть, обязательно для совести». Кроме того, это житие служило политической цели – усилению роли Москвы для объединения вокруг нее всех русских земель.

88 Вдохновителем Куликовской битвы по праву называют Сергия Радонежского – уроженца села Варницы под Ростовом, создателя знаменитой Троице-Сергиевой Лавры. Его житие написал Епифаний Премудрый, учившийся в Ростовском Григорьевском затворе, который обладал богатейшей по тем временам библиотекой. В книге «Описание Ростова Великого» А.А.Титов писал: «О начале и последующем существовании Григорьевского монастыря почти ничего не известно; знаем только, что он существовал задолго до XIV века и славился ученостью монахов и библиотекой; здесь изучали богословие, греческий и латинский языки; при богослужении на клиросах пели по-гречески и по-русски».

89 Автор книги «Ростовский музей-заповедник» В.Т.Кривоносов (Ярославль, 1985) писал о церкви Григория Богослова, стоящей на территории Ростовского кремля: «Церковь построена в 1670 г. «на старых каменных палатах». Южная стена кремля в плане имеет уступ, идущий под прямым углом, словно обходя не существующее сейчас сооружение. Археологические раскопки, проводившиеся профессором Н.Н.Ворониным в 1955 г., показали, что здесь действительно стояли какие-то большие сооружения. Они существовали еще при Ионе Сысоевиче и сохранились от более древних времен, как строения бывшего Григорьевского затвора. По неизвестным нам причинам одно из зданий было разобрано, другое же сохранено, но перестроено и приспособлено под основание церкви Григория Богослова».

90 Таким образом, местоположение Григорьевского затвора нам известно. Благодаря тому, что Епифаний Премудрый написал «Житие Стефана Пермского» – известного церковного просветителя, создателя зырянской письменности, вместе с которым учился в Григорьевском затворе, мы имеем некоторые сведения и о том, что представляло собой этой учебное заведение. Но сначала несколько фактов из биографии Епифания Премудрого. В книге «История древней русской литературы» Н.В.Водовозов писал: «Родился Епифаний, по-видимому, в Ростовской области, но год его рождения точно не установлен. В молодых годах он становится иноком Ростовского монастыря. На этот путь, вероятнее всего, его толкнула жажда знаний. «В граде Ростове, – указывает он сам, – у святого Григория Богослова, в монастыри нарицаемом Затворе близ епископии… книги многы бяху ту доволны».

91 О том, что в Григорьевском монастыре действительно имелось большое книжное собрание, говорит то, как часто при написании своих произведений Епифаний цитировал древних авторов. Историк В.О.Ключевский в своей работе «Древнерусские жития как исторический источник» (М., 1871) писал по этому поводу: «По цитатам и трудам его видно, что он читал хронографы, палею, лествицу, патерик и другие церковно-исторические источники». И далее Ключевский называет целый список авторов, с трудами которых Епифаний был хорошо знаком. Однако при этом сам Епифаний очень скромно оценивал свои способности и знания: «Худ разум и промысел вредоумен, не бывшю ни в Афинах от уности, и не научился у философов их ни плетения риторьска, ни витийскых глагол, ни Платоновых. Ни Аристотелевых бесед не стяжал, ни философия, ни хитроречия не навыкох».

92 Григорьевский затвор был своеобразным университетом, где получали образование выдающиеся деятели русской культуры. Там и встретились пришедший в Ростов из Великого Устюга Стефан и Епифаний Премудрый, подружились, вместе обсуждали прочитанное, часто спорили, проводили ночи в беседах до утра, «распытывая» смысл написанного. По словам Епифания, был Стефан «как древо плодовитое, посаженное у источника водного». Источник водный был в средние века символом мудрости и знания. «И произрос как виноград добродетельный и плод свой дал в свое время». Живя в Григорьевском затворе, Стефан «святые книги писал хитро, и гораздо, и борзо» (хорошо и быстро). «И славятся книги многие до сего дня, которые он своими руками написал трудолюбно». «Желая большего разума... изучил он греческую грамоту, и книги греческие изучил, и добре читал их, и всегда имел их при себе».

93 Все эти оценки и характеристики в полной мере относятся к самому Епифанию, которого считали одним из самых образованных людей своего времени, за что и стали называть его Премудрым.

наверх

Исчезнувшее Свидетельство

left
Система Orphus