§ 50-59

Ростов Великий и древнерусская литература

  Борис Сударушкин

2. Автор «Слова» – из Ростова?

50 Ироическая песнь о походе на половцев удельнаго князя Новагорода Северского Игоря Святославича, писанная старинным русским языком в исходе XII столетия с переложением на употребляемое ныне наречие». Под таким велеречивым и пространным, в духе времени, названием ярославский помещик, бывший обер-прокурор Святейшего Синода, действительный тайный советник и кавалер граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин в самом конце 1800 года, на рубеже двух веков, выпустил в Москве первое печатное издание «Слова о полку Игореве».

51 В страшном пожаре 1812 года, после взятия Москвы Наполеоном, список «Слова», хранившийся в Собрании российских древностей Мусина-Пушкина, сгорел. Вместе со списком сгорел и почти весь тираж первого издания. И начались споры, которые не умолкают по сей день: где сиятельный граф нашел рукопись «Слова», не была ли она одной из многочисленных литературных мистификаций, кто мог быть ее автором, как получилось, что в огне пожара погиб уникальный список?

52 На все эти вопросы я постарался ответить в книге «Уединенный памятник», изданной в Москве в 1988 году. В числе других версий рассматривались две версии, непосредственно связанные с Ростовом Великим. Первая состояла в том, что А.И.Мусин-Пушкин нашел древний список «Слова о полку Игореве» не в Ярославле, как сообщил археографу К.Ф.Калайдовичу, а в Ростове. По второй версии «Слово» могла написать Марья Черниговская – жена ростовского князя Василько Константиновича, которую называют автором летописных записей о погибших в Орде русских князьях.

53 В числе авторов «Слова о полку Игореве» н азывали галицкого книжника Тимофея, певца Митуса, черниговского тысяцкого Рагуила, новгородского посадника Романа, милостника Святослава Киевского Кочкаря. Выдвигалась и такая версия, что автором «Слова» был сам князь Игорь. Причем в пользу этого предположения приводились довольно-таки убедительные доводы. Кто, как не князь Игорь, мог так преувеличивать значение своей битвы с по ловцами? Она представлена чуть ли не как самое главное событие эпохи, «такой рати и не слыхано» – вот какую высокую оценку дает ей автор. Кому, как не Игорю, нужно было это произведение, чтобы оправдаться перед современниками за свой неудачный поход и сокрушитель ное поражение? Кто лучше князя Игоря знал все обстоятельства похо да, битвы, пленения и бегства?

54 Безусловно, князь Игорь мог быть образованным человеком и написать произведение-исповедь. Исследователи древнерусской литературы давно заметили, что если летописец сообщает о ком-нибудь много подробностей, то, вероятней всего, он пишет о самом себе. Но ес тественно ли было использовать такой прием в поэтическом произведе нии? А главная слабость этой версии, на мой взгляд, состоит в том, что автор «Слова» понимал опасность разобщения Русского госу дарства, а князь Игорь сам создавал эту разобщенность, выступив про тив половцев почти в одиночку.

55 По летописному свидетельству, от войска Игоря в живых осталось только пятнадцать человек. Высказывалось предположение, что автор «Слова» был в их числе, отсюда его знание военной тактики, оружия, воинских доспехов. По тому, как автор уси ленно поднимает роль и значение княжеской дружины, можно предполо жить, что сам он был дружинником. Непомерное восхваление Игоря – рядового удельного князя – может свидетельствовать о том, что автор был княжеским милостником. Но самое главное – он был талантливым, прозорливым человеком и за незначительным походом честолюбивого князя увидел факт общенациональный, типичный, который, в конце кон цов, привел Русь к ордынскому игу.

56 Еще одна «княжеская» версия – автором «Слова» был великий князь Святослав Всеволодович. Но в ряд ли Святослав стал бы воспевать славу своему младшему родственнику – князю Игорю.

57 В «Слове» много слов тюркского происхождения. В результате появилась версия, что автор чуть ли не тюрок по происхождению, жил и творил в среде, насыщенной поэзией тюркской речи, и «Слово» рассчитано на двуязычного читателя двенадцатого века. Автор этой версии договорился до того, что из русского князя буй-тура Всеволода сделал батыра Всеволода.

58 «Рек Боян и ходы на Святославля песнетворца старого времени Ярославля, Ольгова коганя хоти»... Это отрывок из «Слова», после которого в хрестоматии по древней русской литературе следует такой вот комментарий: «Очень темное и явно испорченное место. Многочисленные попытки комментаторов объяснить его при помощи различных конъюнктур должны быть признаны малосостоятельными», Так появилась версия, связанная с анализом этого места, что «ходы на» нужно читать как «Ходына» – а это и есть имя автора «Слова», который исходил всю Русскую землю, за что и получил в народе такое имя.

59 Ипатьевская летопись, в которой приводится самый полный рассказ о походе князя Игоря на половцев, состоит из трех частей: древнейшего летописного свода «Повести временных лет», составленного в Киевском Выдубицком монастыре свода 1200 года и галицко-волынской летописи с несколькими ростово-суздальскими записями. Некоторые исследователи считают автором второй части тысяцкого боярина Петра Бориславича. Так вот, исследуя стиль «Слова о полку Игореве» и этой части Ипатьевской летописи, нашли определенное сходство в употреблении таких слов, как «веселие», «потоптати», «шоломя». А существительное «чага» – полонянка, невольница – вообще встречается только в «Слове о полку Игореве» и в той части Ипатьевской летописи, которую якобы написал Петр Бориславич. То же самое можно сказать о слове «комонь» – конь, «полк» – в значении стаи, лагерь, И таких примеров можно привести очень много.

наверх

Исчезнувшее Свидетельство

left
Система Orphus