§ 103-113

Ростов Великий, неизвестный Ярославль и Господин Великий Новгород

  Борис Сударушкин

8. Чье имя носит Ярославль?

103 Перечитаем летописную запись за 1071 год, в которой впервые упоминается Ярославль: «Однажды во время неурожая в Ростовской области явились туда два волхва из Ярославля, говоря, что они знают, кто запасы держит». Чем дольше вчитываешься в эту запись, тем больше она вызывает недоумение. Волхвы – языческие жрецы. Ярославль, по официальной версии, основан христианским князем Ярославом Мудрым, при этом жители города были крещены. С момента основания города, опять-таки по официальной версии, прошло всего 60 лет, а о городе говорится так, будто он хорошо известен. Короче говоря, сплошные неувязки. И совсем другое дело, если речь идет о городе, основанном язычниками и названным именем их божества Ярилы.

104 Кстати, о древности поселения на Стрелке пишет в своей работе «Так начинался Ярославль» и М.Г.Мейерович: «Медведицкое» городище относится к древнейшим «дьяковским» памятникам Верхнего Поволжья, появившимся здесь в VII– VI веках до н. э. Это было первое, ставшее известным нам поселение на территории города». Далее автор пересказывает содержание книги археолога Н.Н.Воронина «Раскопки в Ярославле», изданной в 1949 году, и делает следующий вывод: «Когда археологи стали обрабатывать материалы раскопок, тщательно изучая находки из нижнего культурного слоя, оказалось, что среди них имеются и более древние предметы. Стало ясно, что основание города в начале XI века – это не первая, а по крайней мере вторая страница истории Ярославля».

105 Где же, спрашивается, логика? С какой стати писать книгу истории Ярославля не с первой страницы, а сразу со второй?

106 Повторим главную мысль наших рассуждений: нет ни одного конкретного исторического факта в пользу того, что Ярославль основал Ярослав Мудрый. За период с 1071 года, когда Ярославль впервые был упомянут в летописи, до 1781 года, когда Самуил Миславский написал работу о церквях Ярославля, то есть за 700 лет с гаком, легенда о Ярославе Мудром, как основателе города, нигде даже не упоминалась! Скорее всего, эту версию, шитую белыми нитками, породил сам Самуил Миславский,

107 В той же книге И.В.Дубова «Города, величеством сияющие» приводится версия, что основателем Ярославля мог быть не Ярослав Владимирович (т.е. Ярослав Мудрый), а сын черниговского князя Святослава Ярославича – Ярослав Святославич, умерший в 1129 году. Далее автор не без иронии пишет: «Понятно, что составителям преданий и их последователям – ярославским краеведам – очень хотелось возникновение своего родного города связать с именем Ярослава Мудрого – крупнейшего политического деятеля Древней Руси, искуснейшего дипломата, книжника, законодателя. И никто не говорил о другом Ярославе, хотя и основавшем династии муромских и рязанских князей, но неоднократно прогоняемого из своих уделов, терпевшем поражения не только от своих соперников – русских князей, но и от мордвы. Такой князь-неудачник не мог вызывать интереса у местного краеведения. Думается, что сейчас нет прочных оснований для того, чтобы уверенно приписать одному из Ярославов строительство города-крепости Ярославля».

108 Сомнение И.В.Дубова в отношении «княжеского» происхождения Ярославля еще больше убеждает нас в возможности образования названия города от имени языческого бога Ярилы с последующей его трансформацией под славянское имя «Ярослав». Что касается памятника Ярославу Мудрому, то претензии к нему – только художественного плана, а сам князь-книжник достоин того, чтобы помнить о нем. Это же относится и к дате юбилея города – надо же от какого-то года вести родословную. Пусть этим годом будет 1010-й год. Другое дело – утверждать, что начальная история Ярославля восстановлена окончательно и пересмотру не принадлежит. Здесь ставить точку рано.

109 Приведем еще одну цитату из книги «Новая хронология Руси»: «Ярославль издавна был крупным культурным центром на Руси. Хотя о судьбах Ярославля мало что известно ранее XVII века, тем не менее, сообщается, что в начале XIII века в нем открылось «первое на севере духовное училище, в котором имелась богатая по тому времени библиотека с 1000 книг на греческом языке». Именно в Ярославле хранилось знаменитое «Слово о полку Игореве», «где его и приобрел у архимандрита Иоиля Быковского в 1792 году библиофил Мусин-Пушкин». Далеко не каждый город может похвастаться такими библиотеками. А столица Ярославль-Новгород уже в силу своего статуса была обязана иметь богатое книжное собрание.

110 Внимательно читая рассказ Никоновской летописи о татаро-монгольском нашествии, замечаем следующее любопытное сообщение летописца. Татаро-монголы захватывают Ростов и Ярославль. И далее летопись говорит: «И оттоле всю страну и городы поплениша». Четко сказано, что исходным плацдармом великого «монгольского» завоевания были Ростов и Ярославль, что полностью отвечает нашей реконструкции».

111 Трудно сказать, насколько обоснована предложенная авторами книги реконструкция хронологии Руси, но в отношении древних корней Ростова и Ярославля с ними можно согласиться. Что касается «Слова о полку Игореве» и книжных сокровищ, то эти свидетельства также можно рассматривать как доказательства особой роли Ростово-Ярославского края в русской истории.

112 Но прежде чем рассмотреть эти свидетельства, еще раз вернемся к ярославскому гербу с медведем. Ясно, что изображение здесь медведя, как символа города, имеет древние корни. А вот изображение сразу двух медведей (!) на гербе Великого Новгорода такого впечатления не оставляет – сразу видно, что это новодел. Не появились ли эти медведи в подражание ярославскому гербу? Не случилась ли схожая история и с Нижним Новгородом, основанным владимиро-суздальским князем Георгием Всеволодовичем в 1221 году? На его гербе, как и на гораздо более древнем ростовском гербе, тоже изображен олень. (См. заставку к «Содержанию».) Случайные ли это совпадения? Не указывают ли они на то, откуда на самом деле пошла Русская земля?

113 Трудно найти произведение древнерусской литературы с судьбой более удивительной и загадочной, чем «Слово о полку Игореве». О нем написаны сотни книг, тысячи научных статей, но споры вокруг этого древнего произведения не стихают, поскольку до сих пор остается невыясненным, кто написал его, при каких обстоятельствах оно погибло, почему не отыскался хотя бы еще один его список. Не менее важным и запутанным остается вопрос, где ярославский помещик, граф А.И.Мусин-Пушкин (см. заставку) приобрел древний список. Когда об этом его письменно спросил археограф К.Ф.Калайдович, Алексей Иванович сообщил следующее: «До обращения Спасо-Ярославского монастыря в архиерейский дом управлял оным архимандрит Иоиль Быковский, муж с просвещением и любитель словесности. По уничтожении штата остался он в том монастыре на обещании до смерти своей. В последние годы находился он в недостатке, по сему случаю мой комиссионер купил у него все русские книги, в числе коих в одной, под названием «Хронограф», в конце и найдено было «Слово о полку Игореве»...»

наверх

Исчезнувшее Свидетельство

left
Система Orphus