§ 258-267

Ростов Великий, неизвестный Ярославль и Господин Великий Новгород

  Борис Сударушкин

17. Следы Орды на Ростовской земле

258 Одновременно появляются названия, в которых отражался несломленный дух русского народа и его сопротивление чужеземному игу. Трепарево Березниковской волости на реке Ворсмице – одно из таких названий: «По Хлебниковскому летописцу, здесь было место драки между татарами и местным населением. Татарские сборщики податей вывели своим жестокосердием жителей из терпения, и они задали им «трепку». Татары обратились в бегство, но были нагнаны там, где стоит деревня Душилово, и тут были «задушены». Близость селений Баскачи, Трепарево и Душилово допускает возможность такого предания».

259 Исследователи уже отмечали, что большое количество топонимов татарского происхождения (Баскач, Баскачи, Бахметово, Караш, Урусово и др.) и топонимов, отражающих народное сопротивление, наблюдается только в Ростовском крае. И вряд ли это случайно.

260 Авторы «Новой хронологии Руси» не берут во внимание ни заимствование татарских слов, ни татарские топонимы, ни обилие преданий о татарском нашествии. А ведь эти источники в отличие от летописных записей нельзя подправить, переписать заново. Значит, татарское присутствие все-таки было. Можно предположить, что татарские отряды в качестве наемников выступали на одной из сторон княжеской междоусобицы. Тогда многое встает на свои места. Так, становится понятно, почему во время «татаро-монгольского ига», в условиях оккупации Руси иноверцами, нисколько не пострадала, а продолжала деятельно функционировать Русская Церковь.

261 Находит объяснение, почему татарская конница рискнула отправиться в столь длительный поход на Север и не погибла в суровых условиях русской зимы: Ей был обеспечены и фураж, и поддержка части местного населения, и опытные проводники.

262 Наконец, находит объяснение, почему татары не пошли на Новгород на Волхове с его «сказочными» богатствами. Господин Великий Новгород, включавший в себя такие города центральной Руси, как Ростов и Ярославль, был уже завоеван той княжеской ветвью, на стороне которой выступали татарские наемники. Это – всего лишь еще одна версия, хоть как-то объясняющая противоречия между традиционной и альтернативной историей Руси.

263 Отрицая существование ордынского ига, авторы «Новой хронология Руси» отвергают огромное количество свидетельств, которые невозможно объяснить иначе, как последствиями татарского влияния. Одно из таких ростовских свидетельств – известное произведение древнерусской литературы…

264 «Святой епископ ростовский Кирилл ходил в Орду к царю Берке с честью просить на храм святой Богородицы. Царь услышал от него о святом Леонтии, что был из греческой земли родом, как крестил он город Ростов, как утвердил в вере живших там людей, как пришел он туда по благословению патриарха, приняв честь от русских князей и от греческого царя, и патриарха, и всего вселенского собора, и как после смерти Леонтия совершаются чудеса от мощей его у гробницы доныне. И еще много поучал Кирилл от евангельских святых наставлений. И выслушал царь Берке епископа, возрадовался, и почтил его, и дал ему то, что он просил, и отпустил его. В том же году разболелся единственный сын Берке. Царь не получил от врачей никакой пользы и надумал послать в Ростов за святым владыкой, обещав ему богатые дары, чтобы тот исцелил его сына. Владыка повелел служить молебны по всем церквам Ростова, освятил воду и, прийдя в Орду, исцелил царского сына. Царь обрадовался со всем домом своим и со всею Ордою своей и повелел давать ежегодный оброк владыке на дом святой богородицы».

265 Так начинается замечательный памятник древнерусской литературы «Повесть о Петре, царевиче Ордынском», непосредственно связанная с Ростовским краем и явно написанная ростовцем. Древнейший из сохравшихся до наших дней списков датируют началом XVI века. Повесть весьма пространная, поэтому приведем лишь ее краткий пересказ, сделанный А.А.Титовым в книге «Описание Ростова Великого»:

266 «Св. Петр был родом татарский царевич; отца и матери у него не было, а жил он у дяди, хана Беркая; царевич тайно от него ушел в Ростов, где и крестился под именем Петра. Раз он находился близ города и заснул; во сне, а потом и наяву, ему явились апостолы Петр и Павел и велели на том месте, где он спал, построить во имя их церковь, и, дав ему два мешка, один с золотом, а другой с серебром, стали невидимы. Петр тотчас же возвратился в Ростов и сказал о случившемся епископу Игнатию; потом на данные апостолами деньги он купил у ростовского князя Бориса то место, где явились апостолы, и построил тут церковь и при ней монастырь Петровский. Вскоре после этого царевич Петр женился, но, овдовев, постригся в монашество, в 1253 г . скончался в основанном им монастыре».

267 А теперь обратимся к книге «Древнерусские предания (XI–XVI вв.)» (М., «Советская Россия», 1982), где к тексту повести сделан комментарий, в котором о хане Берке приведены следующие сведения: «Хан Берке, брат Батыя, захватил власть в Золотой Орде, убив своего племянника Сартака в 1257 г., правил Ордой до 1266 г. Принял мусульманство, провел на Руси перепись населения для сбора дани, освободив от нее духовенство. Легенда о выходе из Орды племянника Берке возникла, вероятно, в XV в.».

наверх

Исчезнувшее Свидетельство

left
Система Orphus