§ 268-277

Ростов Великий, неизвестный Ярославль и Господин Великий Новгород

  Борис Сударушкин

17. Следы Орды на Ростовской земле

268 Итак, хан Берке – вполне историческая личность, что настраивает на восприятие повести как на произведение о реальных событиях и реальных исторических лицах. Однако дальше возникают вопросы. Во-первых, как сказано в том же комментарии, летописи ничего не сообщают о поездках в Орду ростовского епископа Кирилла. Во-вторых, умерший в 1262 году епископ Кирилл никак не мог в 1266 году крестить Петра после смерти хана Берке. Наконец, в-третьих: согласно свидетельству летописи, Петровский монастырь в Ростове существовал еще в XII веке.

269 Таким образом, от «документальности» повести не остается и следа. Вместе с тем знакомство с ней оставляет впечатление, что в ее основу положено изложение какого-то реального, описанного ростовцем события, в дальнейшем подвергшееся многочисленным исправлениям и перепискам в угоду каким-то политическим и религиозным соображениям. В пользу этого предположения – несколько ростовских топонимов, связанных с именем Петра и его наследников. Читаем в книге А.А.Титова «Ростовский уезд Ярославской губернии»:

270 Петровка Нажировской волости: «По Хлебниковскому летописцу, это место принадлежало св. Петру, царевичу Ордынскому, и было дано ему ростовским князем Борисом Васильковичем (XIII в.); потом оно перешло к его потомку, царевичу Игнатию, у которого и хотели отнять это владение внуки князя Бориса, князья Михайло и Василий Константиновичи, говоря, что Игнатий «род не наш, а кость татарская».

271 Лазарцево Карашской волости: «По Хлебниковскому летописцу, в XIV в. на месте деревни стоял терем царевича Лазаря Петровича, сына царевича св. Петра, основателя Ростовского Петровского монастыря».

272 О Петровском монастыре читаем в книге П.А.Критского «Наш край. Опыт родиноведения», изданной в 1907 году: «В полуверсте от Авраамиева монастыря стоит Петровский монастырь, основанный в XIII веке царевичем Петром. Племянник хана Берке, преемника Батыя, царевич был поражен христианской проповедью ростовского епископа Кирилла, бывшего в Орде, раздал свое имущество нищим и уехал с епископом в Ростов, где и крестился, построив церковь во имя апостолов Петра и Павла и около нее монастырь; мощи царевича почивают в приделе, посвященном его памяти».

273 До наших дней Петровский монастырь не сохранился, но его след остался в другом местном географическом названии. П.А.Критский пишет: «В Ростовском уезде находится большой заштатный город Петровск (1582 жителя), вдоль которого проходит московско-ярославское шоссе. Раньше это было село, принадлежавшее Петровскому монастырю».

274 Не свидетельствует ли «Повесть о Петре-ордынце» о каких-то особых, не известных нам отношениях Руси с Ордой?

275 Приведем еще одну цитату из книги «Древнерусские предания»: «Многие боярские фамилии на Руси возводили свой род к ордынским выходцам: Годуновы, Сабуровы, Шеины, Вельяминовы. Широко бытовали легенды об ордынцах – основателях церквей и монастырей».

276 Как быть со всеми этими свидетельствами татарского влияния на Русь? На этот вопрос А.Фоменко и Г.Носовский убедительного ответа не дают.

277 Не следует думать, что А.Фоменко и Г.Носовский с их критикой традиционной версии русской истории одиночки, мнение которых никто не разделяет. В 2005 году в Ярославле, в издательстве «Нюанс» вышла книга Альберта Максимова «Русь, которая была», в предисловии к которой автор писал: «В девяностые годы двадцатого столетия исторической науке был нанесен целый ряд существенных и болезненных ударов. Носовский и Фоменко, Валянский и Калюжный, Бушков, Жабинский, Гуц – далеко не полный список тех, кто выступил против традиционных схем нашей истории, доказав ее слабость, догматичность и показав настоящее, бездарное и чванливое лицо историков, стоящих на ее страже. Благодаря смелым и решительным действиям исследователей, нестандартности их мышления наша история стала трещать по швам, а академики и профессора показали полную неспособность ее защитить. Поток все новых и новых сведений об ошибках и заблуждениях традиционной истории не ослабевает, несмотря, казалось бы, на предельно «выработанное» количество доказательств ошибочности описаний и построений известных исторических схем и событий. Это, в свою очередь, только доказывает, насколько широкий потенциал имеется у критиков традиционной версии истории и что она сама не выдерживает никакой критики».

наверх

Исчезнувшее Свидетельство

left
Система Orphus